1_prev.jpg


Разительно отличается от татуировок древних племенных кланов полинезийская татуировка. Стал хрестоматийным факт прибытия с Таити в 70-х годах 18 века 0полинезийца Омаи – «живой галереи тату». Привезенный Куком, Омаи был невероятно популярен и буквально покорил Европу. О нем писала пресса, он участвовал в спектаклях, его портреты продавались повсеместно.
Однако не сам Омаи, сколько моряки, привезшие из Полинезии технику нанесения татуировки и экзотические рисунки, повлияли на общественное мнение в Европе.

Случалось по ряду причин европейцы попадали на острова и жили там долгое время – порой десятилетиями, разумеется, обзаводясь татуировками, жизненно необходимыми для выживания в племенах.
Самым наглядным примером, где татуировка переходила, из украшательства в значимые символы выступает, например – кокосовая пальма.

Для жителей острова она была поистине древом жизни, которое давало практически все. Кроме того, пальмы росли практически повсюду – мир без пальм для полинезийца существовать практически не мог. И, естественно пальма была одним из ведущих мотивов полинезийской татуировки.


Обыденная для полинезийца пальма в глазах европейца выглядела совершенно иначе – те же англичане (да и французы) воспринимали её как дерево из библейских историй. И не важно, что в Библии имелась ввиду не кокосовая пальма. Пальма – значит райский сад, тогда и Ева должна присутствовать, ну и змей – разумеется, вот и он, как же иначе? Таким образом, фантазия уводила татуировщика все дальше, и первоисточник важного символа островной татуировки терялся окончательно. 
Возникает закономерный вопрос: почему? Почему именно островная татуировка стала, по сути, отправной точки нового витка развития татуировки европейской.
Ответ кроется в традиционной европейской психологии: все мы знает и верим, что где-то там, за туманами, есть город золотой, дивный сад, страна грез, Рио-де-Жанейро, в конце концов! После открытия Полинезии описания мореплавателей распространятся в цивилизованном мире, сведения об островной культуре и жизни островитян принимали все более идиллический характер: прекрасные полуобнаженные женщины и стройные бронзовые мужчины среди благоухающих цветов у лазурного океана жили счастливой и беззаботной жизнью. Это была восхитительная картина Эдема. Неудивительно , что культура «рая» и татуировка – как серьезная часть этой культуры – привлекла серьезное внимание европейцев.
Но, не смотря на критику, гонения и преследования (и христианской церкви в частности, и общественного мнения) татуировка никуда не исчезла. То, что старательно уничтожалось, теперь имеет популярность и называется «племенной стиль». Но связи с традициями и функциональностью уже разорваны.